Продолжая пользоваться сайтом mediakub.net, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера и соглашаетесь на обработку персональных данных

Согласен
16+
18 октября 2022

Эффект мобилизации. Более 110 жителей Губахи и Гремячинска уехали в учебные центры с 21 сентября. Как после этого изменилась жизнь их семей?

Эффект мобилизации. Более 110 жителей Губахи и Гремячинска уехали в учебные центры с 21 сентября. Как после этого изменилась жизнь их семей?
Общество
  1. Общество
Про то, что жизнь может всего за мгновение перевернуться с ног на голову, многие из нас знают с ранних лет. Но то, что порой это происходит одновременно с сотнями, а то и тысячами людей

Наталья Лобанова стала одной из тех, чей муж получил повестку. Она рассказала, как изменилась жизнь в её семье.

— Наташа, когда ты узнала, что объявили частичную мобилизацию, было предположение, что Антона могут призвать?

— Я вообще не думала, что его заберут. У него нет вообще никакого опыта, боевого, он даже в армии не был. Это уже потом я узнала, что он просто вызвался добровольцем и пошёл вместе с братом и своими друзьями.

— Что ты почувствовала, когда узнала про повестку? Какие были мысли, опасения?

— Первое, что я почувствовала – это злость. Что он не посоветовался ни со мной, ни с родителями. Это решение он принял самостоятельно. Но я уважаю его выбор - это поступок настоящего мужчины. Он пошёл защищать нас. Времени думать о чём-то, даже просто осознать, не было. В понедельник он забрал повестку, во вторник и среду собирали его и брата. От и до. Чтобы собраться с нуля, тысяч 50 надо. Нам повезло, что он всё-таки занимается охотой, рыбалкой. Какая-то основа типа ботинок, пенки у него была. Но всё равно пришлось многое покупать. Наверное, тысяч 30 мы потратили.

Осознание пришло после, когда он уехал, что всё поменялось на 180 градусов. Жизнь разделилась на «до» и «после». Пугала неизвестность: куда отправят, на какой срок ушёл?

— Как смогли объяснить Вере и Жене, почему папы какое-то время не будет рядом? Какой была реакция?

— С Женькой проще. Ему сказали: «Папа уехал на поезде». В свои два года он ещё не осознаёт. Скучает, конечно, спрашивает о папе, но пока есть возможность созваниваться по видеосвязи, он как-то легко это переносит. С Верой посложнее было. Во-первых, в те дни, когда мы собирались, некогда было с ней это обсудить. И она сама подумала и решила, что папу просто отправляют на учения в армию, и он через какое-то время вернётся. Когда Антон уехал, я говорю: «Папа не известно, когда вернётся». Пришлось с ней поговорить серьёзно. Ей 8 лет, она уже взрослая. У нас доверительные отношения. Я её никогда не обманываю и стараюсь всё по-взрослому объяснять. Сказала, что бывают такие ситуации в жизни, когда мужчина, если требуется защитить Родину, идёт в армию и защищает. Рассказала, какие бывают моменты. Что мы будем надеяться на лучшее, молиться. Ну и всё в таком ключе. Чтобы она уже не плакала, не переживала. Она его и провожала. Женьку я отправила в садик. Вера ходила со мной к военкомату. И вот когда она пришла, заплакала, мне пришлось ей всё это объяснить. Сейчас я стараюсь им за двоих давать заботу, внимание. Потихоньку дети привыкают, хотя часто спрашивают. Конечно, Антона не хватает. Сейчас мы общаемся с ним. Дальше не знаю, как получится.

— С какими трудностями ты уже успела столкнуться за то время, что в одиночку отвечаешь за семью?

— В основном, дети всегда были на мне. Я их забирала и отводила в садик, школу и так далее. Уроки и основные обязанности по детям брала на себя. Но мы были взаимозаменяемы. Если я куда-то уезжала, то он оставался с детьми. Сейчас приходится просить маму, сестру и других родственников.

— Как теперь распределяешь время, чтобы успеть сделать все дела?

— Знаешь, удалёнка спасает в этом плане.

— Тебе кто-то помогает или же справляешься со всем сама?

— Я стараюсь справляться сама. У меня Вера спокойно остаётся с Женей на полчаса, пусть даже час, если мне надо сходить в магазин. Но не на дольше. Я понимаю, что у неё тоже детство, и я не могу её принуждать сидеть с братом часами. Он слишком активный. Если не могу оставить Женю с Верой, то зову маму на подмогу, сестру. Вообще я могу ко всем обратиться. И к родителям Антона в том числе. Все мне помогают, не откажут. Насчёт этого у нас всегда поддержка.

— Не могу обойти вопрос финансов. Всё же есть разница - два супруга обеспечивают семью или один...

— При сборах и отправке собирали Антона всем миром. Это были свои деньги, родных, друзей, знакомых. Я вообще благодарна друзьям, коллегам — всем. К военкомату, мне кажется, пришло полгорода ребят проводить. Люди несли горячую еду в дорогу, какую-то обувь, медикаменты, шапки-балаклавы. И сейчас мы, например, когда собираем какие-то посылки, всё делаем за свой счёт и счёт волонтёров. На работе Антону дали только расчётные. Не было никаких выплат. Вообще ещё ни копейки не было. Деньги заканчиваются, как говорится. Я сейчас не могу в полной мере работать. У меня нет никаких соцвыплат, вообще ничего. Помощь предложили только неравнодушные люди. Это жители города, друзья, знакомые, родственники. Парням в учебном центре дали карты с нулевым балансом. 10 ноября обещают первое зачисление военного довольствия. Одели за счёт Тюменской области. Я видела, что другие регионы ввели и какие-то выплаты единоразовые, бесплатное питание для детей из семей мобилизованных в школах, ещё какую-то помощь. У нас пока эти вопросы не решили (прим.редакции: 18 октября губернатор Пермского края Дмитрий Махонин сообщил о вводе региональной выплаты каждому мобилизованному в размере 100 тысяч рублей).

— Что помогает тебе настроиться на ресурсное состояние и передать его детям?

— Я сейчас создаю настроение поддержки как для своего мужа, так и для детей и наших родителей. Потому что все сейчас напряжены, на нервах. Поэтому я просто поменяла отношение к этой ситуации. Поняла, если я буду биться в истерике, если буду нервничать – это никак не повлияет на происходящее. Помочь что-то там организовать, настроить кого-то на хороший лад – это я могу. Делаю всё, что в моих силах в этом плане. Антон принял решение, я уважаю его выбор. Что ещё остаётся? Только поддерживать, молиться, верить, что придёт здоровым, живым, всё будет хорошо. Если я запаникую, запаникуют все. Потому что настрой в нашей семье – это я. Поэтому держусь. Тихонечко поплачу в одиночестве, чтобы никто не видел. Стараюсь ограничивать негатив: не собираю, не копаю новости, не накручиваю себя, не поддаюсь панике.

— Как поддерживаешь Антона? А он тебя?

— Мне кажется, такие ситуации сближают. Честно. Мы 18 лет вместе, и были разные кризисы, много что пережили. И быт тоже засасывает. И как раз вот эта ситуация нас встряхнула. И отношения наши встряхнула. И вообще мы стали больше общаться. Мы дома столько не общались, сколько сейчас. Разговариваем на разные темы, что давно не поднимали. Многое переосмыслили, задумались о планах на будущее. Я везде ищу позитив. Эта ситуация дана нам не просто так. Вот этот переломный момент показывает, кто есть кто и какие мы. Вскрываются все недомолвки, недочёты, какие-то обоюдные претензии. Мы сейчас понимаем, что это такое малозначительное, мелочи жизни. Что всё можно поменять, всё можно решить. Что мы сильные, многое можем преодолеть. Мы поняли, кто мы друг для друга. Такие ситуации, они вскрывают, и ты видишь свои сильные и слабые стороны. Конечно, я поддерживаю, всегда с хорошим настроением. Пиковая ситуация была, когда они уехали 29 сентября, 30-го приехали в Тюмень. Они друг другу передавали слух, что их без обучения отправят прямо на границу. Возникла паника. Это был самый сложный момент. Когда ты понимаешь, что у него нет даже минимальных навыков, а могут отправить сразу в зону боевых действий. Тогда я успокаивала и его, и себя. Потом уже он втянулся, начались учения с утра до вечера. И потихоньку такие мысли ушли на второй план.

— Как-то общаетесь с жёнами других мобилизованных губахинцев? Возможно, принимаете участие в объединениях, волонтёрском движении?

— Конечно, мы общаемся с девчонками. Я сейчас каждый день завожу знакомства, потому что активно веду соцсети. У нас есть чат в Телеграм-канале для всех желающих, кто хочет помочь нашим губахинским парням и словом, и делом, и финансами. Администратор группы - Ангелина Кащеева. Она и финансами распоряжается, и закупками. Также с администрации ребята подключаются и индивидуальные предприниматели. Просто неравнодушные люди нашего города. И все мы объединяемся, все мы друг другу помогаем, кто чем может. Потому что, понятное дело, мы можем сидеть и ждать выплат и ещё какой-то помощи от государства. Мы понимаем, что пока это всё дойдёт, ребята у нас уже уедут. А им просто даже какие-то вещи минимально необходимые нужны. И не у каждого есть финансы это собрать. Поэтому я буду активную позицию занимать и помогать, чем я могу, не только своему мужу, но и вообще нашим ребятам. Все они уже наши. Нет различий никаких. Посылки какие-то отправляем, машина идёт — мы всё это друг другу быстренько передаём, звоним. В этом плане я благодарна людям.

— Чем из своего нового опыта ты хотела бы поделиться?

— Когда Антона отправили в учебку, он спрашивал у меня, стоит ли подписывать контракт. Я перерыла весь Интернет. Выяснила, что мобилизованные не подписывают никаких контрактов. Они автоматически приравниваются к контрактникам. То есть они пользуются всеми благами, которые выделяет государство для контрактников: военное довольствие, премиальная часть, какие-то льготы. Ещё у контрактников в договоре прописывается срок службы - от 4 месяцев. А у мобилизованных он не прописан, они остаются на службе до конца военных действий.

— Пожелай, пожалуйста, что-нибудь тем, кто находится в такой же ситуации.

— Первое – это не паниковать. Принять всё как должное и как точку роста для себя и отношений. Конечно, страшно. Переживания и нервы есть, это понятно. Но нужно понять, что сейчас мы – надёжный семейный тыл. И вся атмосфера и самочувствие наших мужей и детей зависит от нас. Заряжать себя на позитив. Создавать себе настроение. Потому что вы нужны своим детям. И о себе нужно думать в первую очередь. О своём здоровье, о своём состоянии. Всё сейчас на нас. Не только на мужчинах на фронте. Я разгружала голову так. Просто начала делать генеральную уборку дома. Ещё нужно найти опору внутри себя. И подпитку для энергии. Чтобы вам хватало и оставалось, чем делиться с другими. Обязательно искать поддержку. Нас много и мы всегда готовы помочь и выслушать, поддержать финансово и в моральном плане. Не закрываться в себе. Хочешь – поговори, хочешь – поплачь, хочешь – посмейся, хочешь – обними своих детей. Ты - не один.

- Что позитивного ты смогла вынести из этой ситуации?

- Сейчас Губаха стала как одна большая семья. Я даже не ожидала, что у нас настолько отзывчивые люди. Мне все Антошкины друзья позвонили, родные, сказали, если мне какая-то помощь нужна, любая, я могу в любой момент обратиться, хоть днём, хоть ночью. Потому что ребята ушли за всех нас. Нет такого, что те, кто остался, дома отсиживаются – такого нет. Никто не идёт с ненавистью. Идут по долгу службы. Кто остался дома, значит нужнее здесь. Кто ушёл, тот нужнее там. Многие губахинцы в одной роте, чтобы была сплочённость. Это тоже правильная тактика.

Своё 36-летие Антон отметил в учебном центре в Тюмени. За 18 лет - это первый раз, когда он празднует его вдали от семьи. Наташа верит, что следующий день рождения мужа они обязательно отметят вместе. Именно безусловная вера жён, сестёр, матерей и дочерей хранит наших воинов и помогает им вернуться домой.


Это тоже интересно17 октябряАрмия добрых сердец. Как пятеро губахинцев заразили идеей волонтёрской помощи несколько городов региона

Текст:
Фото:
Смотрите также
Реклама и объявления

На сайте mediakub.net

26 000+

человек в месяц

В газете "Уральский Шахтер"

4 200

экземпляров - тираж за неделю

В группах "Губаха - Точка роста" в социальных сетях

8 000+

человек - суммарное количество подписчиков

Разместить рекламу