Продолжая пользоваться сайтом mediakub.net, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера и соглашаетесь на обработку персональных данных

Согласен
16+
26 августа 2021

«Шахта мне снится…» Почти 40-летний трудовой путь коксохимика Анатолия Житникова связан с шахтными забоями и углём

«Шахта мне снится…» Почти 40-летний трудовой путь коксохимика Анатолия Житникова связан с шахтными забоями и углём
Общество
  1. Общество
Губахинец Анатолий Житников проработал в шахте без малого два десятка лет. За это время он был награждён знаком Шахтерская слава II и III степеней. И более 19 лет – на «Губахинском коксе», в цехе по углеподготовке машинистом вагоноопрокидывателя

На волосок от смерти

Анатолий Житников унаследовал профессию шахтёра от отца. Николай Житников спустился в забой шахты имени 1 Мая, когда ему только исполнилось 14 лет. Шёл 1942 год, мужчины ушли на фронт. В шахте, добывая кровью и потом уголь, трудились женщины и подростки.

– Отец отработал на шахте всю жизнь. Когда настало время мне выбирать профессию, не задумываясь, пошёл работать в шахту, – вспоминает Анатолий Николаевич.

Молодого, только вернувшегося из армии паренька трудовая семья шахты им. Крупской приветливо встретила.

– Работал сначала учеником машиниста подземных установок. Набрался опыта, назначили машинистом. А обучился на курсах по профессии ГРОЗ, перевели горнорабочим очистного забоя, – делится Анатолий Николаевич, – работали дружно, слаженно, всегда спасала шахтёрская взаимовыручка. Уходили из забоя только все вместе. Если кто-то задерживался на своём участке, помогали доделать работу. Ведь каждого ждут дома. Вместе спустились, вместе поднялись наверх – это правило соблюдали всегда.

Вспоминает Анатолий Житников и как находился на волоске от смерти. Пласт угля сошёл и обрушился прямо на него. Один час и сорок минут находился он под завалом .

– Ног совсем не чувствовал. Уголь тяжёлый, сырой, грудную клетку сдавило, начал уже задыхаться, – рассказывает бывший шахтёр, – врачи в больнице потом сказали: ещё минут 20 – и всё.

Через месяц снова вернулся в забой.

– На Крупской 8 горизонтов было, каждый по 160 метров, вот и считайте – 1300 метров в глубину. Рубили уголь отбойными молотками. На шахте «Нагорная» работали на самом дальнем участке,нас возили по лесной дороге к стволу,к лаве часто приходилось добираться пешком примерно пять километров, – вспоминает наш герой.


Юмор и смекалка работать помогали

Анатолий Житников часто видит сны о шахте, о том, как работали в лаве с товарищами. Норма на 6 часов была по 18-20 тонн, если пласт неустойчивый, приходилось дополнительно крепить кровлю, норму снижали до 10-11 тонн за смену.

Но выемка угля должна идти круглосуточно. Вопреки всем непредвиденным ситуациям, поломкам и прочему.

В шахте с помощью молотка, зубила и крепкого словца, можно отремонтировать очень много вещей. Шахтёры – волшебники. Иногда творили, казалось бы, немыслимые вещи. Если очень надо, при аварии, многотонное оборудование отгрузить в шахту, пройти километры штреков, расталкивая перед собой сотни вагонеток и перетаскивая по задавленным выработкам, где в полный рост не встанешь. Потом, ломами и жаками монтировать блоки, совмещая узлы сантиметр в сантиметр. Это результат опыта и слаженной работы коллектива.

Шахтёры – народ весёлый. Юмор, помогал им работать в сложных условиях: в затопленных выработках, когда не хватает кислорода, когда от тяжёлой физической работы просто валишься с ног. Однажды кто-то смеха ради спустил в клети под землю козу. – вспоминает Анатолий Николаевич, – может, захотели козу в «козе» покатать».


Три недели под землёй

В девяностые годы прошлого века из-за охватившего страну политического и экономического кризиса зарплату шахтёрам стали задерживать по полгода, а то и дольше.

– А что делать, семьи кормить надо. Хоть и не голодали, продукты под зарплату выдавали в продовольственноммагазине от шахты. Решили с мужиками: из забоя не выйдем, пока долги по зарплате всей шахте не выплатят, – рассказывает Анатолий Николаевич, – остались в мастерской электровозного депо – 41 человек. Объявили забастовку и отказались от еды.

Приходили профсоюзники, прокуратура и милиция, директор шахты – угрожали, уговаривали. Но диалога не получилось: шахтёры,не получающие зарплаты полгода, наотрез отказались выходить на поверхность до выполнения всех их требований. Через три недели руководство пошло на уступки и изыскало средства на выдачу заработанных денег.Выдали зарплату всем работникам шахты. Но недолго шахта «Нагорная» работала. Была закрыта через год, в связи с нерентабельностью. Её постигла участь остальных шахт Кизелбасса…


По жизни – с углём

С закрытием шахт КУБа трудовой путь горняка Житникова закончился и начались рабочие будни на коксохиме. Анатолий Николаевич работал на угольных ямах грузчиком, где вручную выгружал вагоны с углём. В двухтысячных годах этот процесс автоматизировали, ввели в работу вагоноопрокидыватель, куда перевёлся машинистом герой нашего рассказа и где работает по сей день.

– Получается, как ни крути, вся трудовая жизнь с углём связана, – подмечает Анатолий Николаевич.

Даже отмечает он два профессиональных праздника. В июле с коллегами отметил День металлурга. В августе же будет принимать поздравления от близких, друзей и коллег-коксохимиков с Днём шахтёра, поскольку шахтёр – это навсегда. Да и причастность к этой героической и опасной профессии Анатолий Житников чувствует до сих пор. Ведь вагоны, которые он разгружает, с углём.


Это тоже интересно25 августаЕсть оплата — будет и субсидия. Губахинцы жалуются на то, что некоторые квитанции на оплату приходят слишком поздно

Фото:
Смотрите также
Реклама и объявления

На сайте mediakub.net

26 000+

человек в месяц

В газете "Уральский Шахтер"

4 200

экземпляров - тираж за неделю

В группах "Губаха - Точка роста" в социальных сетях

8 000+

человек - суммарное количество подписчиков

Разместить рекламу