Продолжая пользоваться сайтом mediakub.net, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера и соглашаетесь на обработку персональных данных

Согласен
16+
13 февраля 2021

Мифология земель КУБа. Материализация идей по-губахински

Мифология земель КУБа. Материализация идей по-губахински
Происшествия
  1. Происшествия
Когда-то в деревянном доме на улице Свободы в Губахе жил настоящий мяф

Всегда ли детство является беззаботным? Любой взрослый, думаю, оглянувшись на свои не сравнимые со взрослой жизнью проблемы, скажет «да, безусловно». Но вот нашёлся человек, который мои подобные мысли почти развеял. То есть, конечно, проблемы, может, и не того калибра, но зато дети обладают уникальной способностью находить приключения на пустом месте, другими словами – создавать их себе.

Итак, рассказ очевидицы событий Алёны.

В НАЧАЛЕ СКАЗКИ БЫЛА ИРИСКА

У нас семья была большая – пятеро детей. А жили мы тогда в своём доме, находился он в районе современного ПНИ на Никонова (тогда это была улица Свободы). В моём детстве там был частный сектор. Так вот, был у нас, четырёх сестёр, младший брат Сёма. Тогда и мы-то были ещё мал мала меньше, а Сёма и вообще карапуз. Только-только говорить научился. Но, как и все мы, очень любил всякие вкусности-сладости. Поскольку в его возрасте много конфет абсолютно противопоказано, мама старалась его не кормить этим лакомством, выдавая строго по большим праздникам. Но как-то однажды Сёма, что называется, оторвался. Пришла мама из магазина, выложила продукты на стол, чтобы разложить их по местам – что в холодильник спрятать, что в буфет положить. Был там и небольшой бумажный кулёчек с ирисками. А братец как раз сидел за столом с бабушкой, уплетая манную кашу. Что таится в бумажном кульке, Сёма знал твёрдо. Потому его ручонка потянулась к бумаге. Конечно, если бы бабушки не было рядом, достать кулёк он вряд ли бы смог. Мы с сёстрами были лицами заинтересованными, потому Сёме бы ириски не отдали. Но бабушка не могла обидеть малыша, потому помогла ему взять конфетку. Оборачивается мама, вместо конфетки на столе лежит фантик. Она, конечно же поняла хитрый план брата и бабули, но всё же для острастки спросила: «А кто это уже конфетку взял?». Вот тут-то и есть начало волшебной истории.

Был у нас в ту пору большой рыжий котище. Вообще, звали его Рыжиком, но у Сёмы с некоторыми буквами ещё были проблемы, потому он всегда называл его коротко: «мяф». Так как сознаться в «преступлении» он боялся – мама обидится, он и сказал с детской непосредственностью: «Мяф съел». Мама погрозила пальцем Рыжику, строгим голосом предупредила кота, что конфетки без спроса есть нельзя, а нам с сёстрами так это понравилось, что мы потом по всякому пустяку – если что-то потерялось, пролилось или просыпалось – стали говорить эту Сёмину фразу «мяф съел». Так мы довольно долго шутили, пока не стали происходить странные вещи.

ПРОПАВШИЕ НОЖНИЦЫ И БЛИНЫ С ЗЕЛЁНКОЙ

Началось всё с пропажи ножниц. Нас просили на урок труда принести ножницы и цветную бумагу. Ну, бумагу-то я сразу положила в портфель, а вот ножницы мы всей семьёй искали весь вечер. В доме их было трое, но найти не могли ни одних. Сначала даже мама, улыбнувшись, сказала наше любимое «мяф съел», но потом уже было не до шуток. Ночь на дворе. В магазин не пойдёшь и новых не купишь, а тех, что всегда были, не нашли. Перерыли весь дом. Ничего нет!

С ножницами я тогда, конечно, выкрутилась. Подружка выручила. Утром я ей позвонила, и она принесла запасные. Но дальше было ещё интереснее. Как-то бабушка решила накормить нас блинами. Приготовила в маленькой кастрюльке тесто. Молока и яиц не пожалела, чтобы повкуснее да помягче были. Долго-долго тщательно мешала, дабы ни комочка муки не осталось. Отошла к печке – сковороду поставить нагреваться. И тут кастрюля будто сама подскакивает, потом падает на бок, и, понятно, всё содержимое оттуда проливается на стол, со стола – на пол. Бабушка долго охает, как же так случилось. Никто из нас точно кастрюлю не трогал, даже Рыжик спокойно спал на подоконнике и только, когда все переполошились вскочил и поспешил спрятаться подальше. Делать нечего. Пришлось бабуле начинать всё заново – не могла же она оставить нас без угощения.

В другой раз этот самый мяф вообще распоясался. Папа утром собирался на работу, по привычке подошёл к зеркалу, чтобы побриться, и пока он орудовал станком, приводя себя в порядок, с полочки перед зеркалом внезапно взмыл вверх пузырёк с зелёнкой. Прямо над папиной головой пузырёк открывается, и всё его содержимое выливается на голову папе. Если бы он не стоял рядом с зеркалом и не видел всё своими глазами, наверняка подумал бы, что это кто-то из нас неудачно пошутил, и нам бы досталось тогда на конфеты.

КТО НЕ СПРЯТАЛСЯ, МЯФ НЕ ВИНОВАТ

Впрочем, нам и без этой истории вскоре досталось. Вечером, когда все мы, имею в виду детей, решили поиграть в жмурки, мяф, видимо, тоже был не прочь повеселиться. Конечно, в современных квартирах вряд ли родители станут терпеть игру в жмурки пятерых детей, но у нас-то был большой дом, где можно было развернуться. Главное, чтобы на пути ничего не стояло. Мама хлопотала на кухне, папа там же читал газеты, а бабушка ко всем нашим шалостям и играм относилась благосклонно, потому она старательно расставила все стулья в гостиной у стенок, чтобы мы не налетели на них и не покалечились, убедилась, что нам ничего не грозит, и тихонько села на один из стульев вязать. Мы же посчитались, завязали глаза ведущему и давай играть, даже Сёма упорно пытался обмануть ведущего, предварительно задев его рукой. Особенно весело было, когда кому-то удавалось ускользнуть у ведущего прямо из-под носа. Конечно, веселились мы от души, но сделать кому-то больно никто и не помышлял.

Однако и тут вмешался наш мяф. Сначала перепутались и покатились в стороны бабушкины клубки, создавая нам препятствия. Я в этот момент как раз была ведущей. Представляете, лечу я с завязанными глазами на звук (кто-то из сестёр хлопал в ладоши) попадаю в эту паутину из ниток и падаю плашмя на пол. Бабушка спешит помочь мне встать, проверяя, не покалечилась ли. Пока она развязывала мне глаза и считала будущие синяки, Сёма на четвереньках выполз из-под стола, где прятался от меня. Но только он попытался неуклюже встать на ноги, как кто-то сверху поставил над ним стул. Братишка испугался и громко заплакал. От испуга, он не смог выкарабкаться из-под стула и прямо с ним стал двигаться к нам с бабушкой. В этот же момент платок, которым до этого были завязаны глаза у меня, оказывается на глазах моей сестры Ларисы. Она с криком «кто мне глазки завязал!» летит вперёд и наталкивается на Сёмин стул, по пути толкнув другую сестру – Дашу. В результате в комнате получается этакая куча мала из всех нас, включая бабушку. Естественно всё это сопровождается криками, визгом и плачем маленьких, причитаниями бабушки. Услышав нечто совсем уж непохожее на игру, мама вбегает в комнату, за ней – папа. Оба пытались что-то сказать, но вместо того внезапно берутся за руки и, словно дети, начинают играть в каравай-каравай. Эта сцена отвлекла всех нас от ушибов и ссадин, полученных при падении. Мы уставились на родителей. И тут Сёма закричал: «Мама! Папа! А кто там у вас в круге?» Те, опомнившись, остановили свой хоровод и тоже недоумённо посмотрели в центр. Тут и мы все подбежали, потому что явственно увидели странное существо. Оно чем-то напоминало нашего Рыжика, но было побольше ростом, стояло на задних лапах и улыбалось во все кошачьи зубы. Поняв, что мы все его увидели, мяф даже как будто смутился, мол, зачем же мне одному столько внимания!

ДРУГ ДЕТСТВА

К папе первому вернулось самообладание, и он строгим голосом сказал так, как обычно разговаривал с нами, если кто-то нашкодил: «Ну и что всё это значит?» Мяф совсем по-кошачьи присел и пожал пушистыми плечами. Папа, видимо, из педагогических соображений рассказал обаятельному проказнику, как должны себя вести умные дети, но по лицам всех было видно, что по-настоящему никто ни на кого не сердился. Мяф же после того, как все о нём узнали, немножко присмирел, но иногда напоминал о себе, зазывая кого-нибудь поиграть. И совсем редко проказничал. В детстве мы все к нему привыкли, даже кот иногда ходил по комнатам, заглядывая во все потаённые уголки – искал, где прячется пушистый озорник. Но, когда мы переехали в новую квартиру, мяф с нами не стал туда перебираться. Перед переездом он просто исчез, и никто не мог его найти. Видимо, мяфы не живут в многоэтажках.

До сих пор помню эти приключения, как и все в нашей семье. Наверное, это и подтверждает, что мы, будучи детьми, не сочинили эту историю. Мы просто придумали мяфа и так часто его называли, что он появился на самом деле. Понимаю, в это трудно поверить, но есть такое понятие как «тульпа» – существо, созданное силой мысли. Поскольку мы тогда были детьми, а начало положил Сёма, который так называл кота, вот, наверное, и получился у нас такой пушистый разбойник, похожий на Рыжика, вполне беззлобный и даже милый.


Это тоже интересно6 февраляМифология земель КУБа. Губахинская быль о том, как парень Истому Мороку встретил

Текст:
Фото:
Смотрите также
Реклама и объявления

На сайте mediakub.net

26 000+

человек в месяц

В газете "Уральский Шахтер"

4 200

экземпляров - тираж за неделю

В группах "Губаха - Точка роста" в социальных сетях

8 000+

человек - суммарное количество подписчиков

Разместить рекламу