Продолжая пользоваться сайтом mediakub.net, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера и соглашаетесь на обработку персональных данных

Согласен
16+
21 мая 2021

Нет ничего ценнее хлеба! Встреча с ветераном труда, бывшей работницей шахты Ключевской Музаккирой Мулагалиевной Галимовой

Нет ничего ценнее хлеба! Встреча с ветераном труда, бывшей работницей шахты Ключевской Музаккирой Мулагалиевной Галимовой
Общество
  1. Общество
Помните, Михаил Лермонтов писал: «Да, были люди в наше время…». И действительно, огромная доля правды в этой строчке есть. Глядя на ветеранов, которые испытали все ужасы войны, голода и холода жизни в тылу, нелёгкое послевоенное время удивляешься их стойкости и силе духа. Именно с такой представительницей, великого поколения мне удалось пообщаться.

За встречу с Музаккирой Мулагалиевной Галимовой я благодарю её внучку Лейли Чоба. Она рассказала о своей бабушке, которой уже, на минуточку, 93 года! Как она жила в тылу в Татарии, как попала на Урал, в Губаху, а если быть точнее, в посёлок шахты Ключевской. И как работала всю жизнь не покладая рук, не сетуя на судьбу, хотя та не раз преподносила неприятные сюрпризы. После такого рассказа мне, конечно, захотелось пообщаться с ветераном, так скажем, очно. И вот мы уже едем в Кизел.

В Кизеле наша героиня живёт с сыном Данилем. Он забрал маму к себе после того, как умер её любимый муж, его папа. Пара вместе прожила 60 лет! Здоровье Музаккиру Мулагалиевну уже подводит, поэтому нужно, чтобы рядом всегда был близкий человек, который придёт на помощь. Музакирра Мулагалиевна специально к нашей встрече надела пиджак с медалями, самая ценная из которых была вручена ей как ветерану труда за долголетний, добросовестный труд.

МНОГО БЕД НАТВОРИЛА ВОЙНА

О том, что началась война, Музаккира узнала, когда кто-то из односельчан, а жила она тогда в деревне в Татарстане, прибежал на поле, где она работала. Девочке на тот момент было девять лет. Военные годы в тылу для Музаккиры Мулагалиевны запомнились голодом – спасались тем, что выкапывали замороженную картошку да собирали съедобную траву, а ещё смертью брата, которая была случайной и оттого страшной.

Дело в том, что вокруг деревни были поля, на которых до войны выращивали овощные культуры. И была такая практика: советское правительство посылало самолёты-«кукурузники» опрыскивать эти поля химикатами. Видимо, чтобы немцам не досталось. Была вероятность, что немцы дойдут до Казани. Жителей даже направляли рыть окопы на подходах к городу. Поев зёрен с обработанного ядом поля, умер средний брат Музаккиры Мулагалиевны. Кстати, она с младшим братом и мамой, хоть они и жили в тылу, тоже в начале войны оказалась на волосок от смерти. В дом попала молния, строение загорелось. Мать сунула ей малыша, сама кинулась тушить пламя. А девочка сначала даже не поняла, что случилось, подумала, что мама просто дала поняньчить братика.

А где же был отец Музаккиры, спросите вы? Он в это время воевал. Причём история его призыва на фронт тоже трагична. В 1937 году его репрессировали, дали срок – четыре года. Вышел он как раз к моменту начала войны. И даже не смог перед отъездом повидаться с семьёй. Не разрешили. А ведь его младший сын, брат Музаккиры, родился как раз в тот год, когда отца посадили. Так им и не удалось ни разу в жизни встретиться. Потому что в 1942 году от отца перестали приходить какие-либо вести. Долгое время он считался без вести пропавшим. И уже в наше время его внуки, подняв нужные архивы, выяснили, что он погиб 6 июня 1942 года в боях под Ржевом. Оказалось, при оформлении документов, в его фамилии неправильно написали одну букву.

ЖИЗНЬ НА УРАЛ ПРИВЕЛА

Закончилась война. Музаккире исполнилось 14 лет, и в их деревню приехали так называемые вербовщики: приглашали молодых людей на работу в Кемеровскую область. Председатель посоветовал им взять девушку, а ей нужно было зарабатывать деньги, чтобы помогать маме восстанавливать дом, и она согласилась.

Позже обижалась на председателя, послал на тяжёлую работу. Но по сути, он дал ей своим советом путёвку в жизнь. Да, было тяжело. Доехав до Урала, дальше девчонки долго шли пешком. В Кемерово работать пришлось не в шахте, как изначально им говорили, а строить железную дорогу. Тягать тяжёлые шпалы было почти не под силу хрупким девушкам из татарской деревни, но справлялись.

Спустя три года Музаккира вернулась домой. И даже с паспортом! Ей его выдали в Кемерово. А это, надо сказать, было редкостью для деревенских. В те годы сельскохозяйственные территории намного уступали по уровню жизни промышленным. Шутка ли, Музаккира хлеба наелась только в Кемерово, он входил в состав пайка, целых две буханки! В деревне – одна картошка, а здесь такая вкуснота. Она до сих пор считает, что если есть хлеб, больше ничего и не надо.

Следующим поворотом судьбы Музаккира Мулагалиевна тоже обязана мужчине, своему родному дяде. Он убедил её, что в деревне нет никаких перспектив, и дал адрес уральского городка – Губахи. Так она оказалась в посёлке шахты Ключевская.

ТАМ, НА ШАХТЕ УГОЛЬНОЙ

Слушая Музаккиру Мулагалиевну, её воспоминания, я поняла, что жизнь её, как у многих губахинцев, делится до приезда на Урал и после. В шахтёрском посёлке она встретила свою любовь – Абдулхака, с которым душа в душу прожила 60 лет. У них родилось двое детей. Потом пошли внуки, уже продолжают её род трое правнуков.

Жизнь в посёлке Ключевской она вспоминает с теплотой. Ну и что, что поначалу жили в бараках! Причём первый этаж общежития занимали мужчины, а на втором ютились девушки. Зато дружно, праздники справляли всей улицей, устраивали танцы под губную гармошку, каждый приносил съестное из дома, кто что мог, друг другу помогали.

Конечно, и в шахтёрском посёлке было тяжело. После того, как она приехала, Музаккире поручили опускать в шахту двадцатикилограммовые бруски динамита. Было и тяжело, и страшно. Спустя некоторое время она стала не спускать их, а выдавать. Затем работала в кочегарке. Пять лет в угольной пыли и дыму Музаккира Мулагалиевна обеспечивала теплом шахтный ствол, комбинат, шахтёрскую баню.

Её сын, Даниль, вспоминает: «В школе дали задание: нарисовать работу своих родителей. Я изобразил маму в кочегарке. Постарался передать на листе бумаги тяжесть и вредность её труда».

Надо отметить, что был в жизни Музаккиры Мулагалиевны третий мужчина, один из начальников на шахте, который дал дельный совет, после чего течение жизни свернуло в новое русло. Он подсказал идти учиться на машиниста насосов. Что она и сделала. Говорит, что девчонки даже завидовали позже, что работа не пыльная.

СЧАСТЬЕ - ЖИТЬ

Работая в Губахе, Музаккира не забывала о маме, оставшейся в Татарстане. Высылала деньги на восстановление дома. Впрочем, как и брат. В этой семье вообще взаимовыручка – на первом месте. Сын Даниль трепетно относится к своей героине-маме, внучка Лейли при любой возможности приезжает с правнуками из Губахи.

На мой вопрос, какое событие она считает самым главным в её жизни, Музаккира Мулагалиевна затруднилась сразу ответить. Подумала, и бесхитростно произнесла: «Всё было счастливым!» И ни слова о тяжёлых годах, переживаниях, обидах на кого-то. Вот такие они, герои того поколения. Воспитанные, тактичные, стойкие – настоящий пример для своих детей, внуков, правнуков.

Нет ничего ценнее хлеба! Встреча с ветераном труда, бывшей работницей шахты Ключевской Музаккирой Мулагалиевной Галимовой


Это тоже интересно21 маяГерои проекта «Хороший вопрос» — команда КВН «Свои среди чужих»



Текст:
Фото:
Смотрите также
Реклама и объявления

На сайте mediakub.net

26 000+

человек в месяц

В газете "Уральский Шахтер"

4 200

экземпляров - тираж за неделю

В группах "Губаха - Точка роста" в социальных сетях

8 000+

человек - суммарное количество подписчиков

Разместить рекламу