Продолжая пользоваться сайтом mediakub.net, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера и соглашаетесь на обработку персональных данных

Согласен
16+
7 марта 2021

Важно нужные книги читать. Интервью с губахинским поэтом Еленой Черновой

Важно нужные книги читать. Интервью с губахинским поэтом Еленой Черновой
Общество
  1. Общество
Размышления о книгах в жизни, любви к стихам и тайне бытия

«Средь оплывших свечей и вечерних молитв, средь военных трофеев и мирных костров жили книжные дети, не знавшие битв, изнывая от мелких своих катастроф…» Не удивляйтесь, пожалуйста, начать это интервью стихами Высоцкого меня вынудила наша очередная гостья проекта. Почему? Читайте дальше. Пока скажу лишь, что сегодня в гостях у «УШ» ещё один губахинский поэт Елена Чернова.

С Еленой мне довелось познакомиться в библиотеке. Это, кстати, тоже символично. Этакий знак судьбы. Но если место встречи – библиотека, то причина – стихи. На сей раз собственные. Обоюдное увлечение. И вот вновь строки, строфы, рифмы. В общем, причина уже не шапочного знакомства, а серьёзного, насколько это возможно, разговора.

– Елена, начнём с традиционного: где Вы учились, кем работали?

– После школы пошла в пермский культпросвет (это современный колледж в Балатове). Работала в библиотеке. Сначала в центральной детской, потом в библиотеке дворца «Химик», наконец, в школьной, на Белинского. В принципе, библиотека – это вся жизнь. У меня и дома – целая библиотека. Более тысячи самых разных книг: от классики до современных русских и зарубежных писателей. Кстати, ко мне домой тоже приходят люди, просят что-то почитать. Как полагается, выдаю под запись.

– Теперь понятно, почему с поэтом Черновой я встретилась в библиотеке… Уж коли Вы такой книголюб и книгочей, какие книги Вам нравятся больше?

– Люблю всё, кроме фантастики. Последнюю не воспринимаю. А так, да, обожаю книги. У меня даже в плане оценки людей критерий – читает человек или нет. Кто по чему оценивает, а я сужу по книгам. Знаете, как у Владимира Высоцкого «значит, нужные книги ты в детстве читал».

Безусловно, очень люблю поэзию. Люблю настолько, что иногда грешу – ворую рифмы. Вот, например, у Рубцова позаимствовала «стихи – петухи».

– Ну, это же теперь зовётся плагиатом…

– Можно и так, всё равно украла. Зато это не такое повсеместное, как шекспировские «любовь – кровь» или «слёзы – розы».

– Кстати, интересно, а любовь к книгам, к чтению у Вас появилась внезапно, сама собой, или кто-то повлиял на Вас?

– Не знаю, возможно, это от мамы. Она тоже очень много читала, так что, когда я подросла, стали читать вместе одни и те же книги. А вообще, книги – это моя страсть. Помню, была ещё совсем маленькой, читать не умела,папа из Киргизии послал нам посылку. Там были фрукты, а сверху лежала целая куча книжек. Я подбежала, заглянула в ящик, взяла эти книжки и ушла, на фрукты даже не посмотрела.

Вообще, все буквы я знала в пять лет, а в шесть уже свободно читала. Но делала вид, что читаю, гораздо раньше. У меня память была хорошая. Мама читает, а я запоминаю. Потом, помню, за бабушкой бегала, говоря «бабушка, давай я тебе почитаю». Брала книжку и начинала «читать», то есть перелистывала страницы и сама наизусть читала все те стихи-сказки.

– Как часто бывает, первой доверяем наши достижения бабушке…

– Ну, у меня это длилось недолго. Бабушка умерла, когда мне было четыре года. Я её, можно сказать, плохо знала. Рассказывали, что она была неграмотная, но гордая. Её сын в деревне вёл ликбез, так она не пошла учиться – как это станет она сыну свою безграмотность показывать. А дед у меня по маминой линии был смешной, о нём легенды ходили. Говорят, если в деревне на улице была драка, он сам не участвовал, но и в стороне не оставался. Мог спокойно зайти в самый центр «побоища» и спросить: «А что тут такое?». Чаще всего после этой фразы дерущиеся успокаивались. А ещё мама рассказывала совсем анекдотичную историю, как мой дед до Кирова с одним варёным яйцом ездил и пол-яйца назад привёз…

– Как удивительно тесен мир. Ваши родители из Кировской области?

– Мама оттуда, из Богородицкого района.

– Всё точно. Тогда Ваш дед – действительно легендарный человек. Поскольку про это варёное яйцо даже я знаю. Моя мама тоже вятская. Она часто вспоминала эту историю.

– Ещё бы! Не знаю, как уж он так ел. От деревни до Кирова путь был неблизким…

– Елена, если вернуться к Вашей любви к литературе, признайтесь, вы ведь не зря процитировали Высоцкого?

– Конечно. Владимир Семёнович – один из любимейших поэтов. Как в классической литературе Пушкин, так в советской – Высоцкий. Стихи его просто обожаю. Достаточно только вспомнить «Здесь лапы у елей дрожат на весу…», «Он не вернулся из боя» или «Дорогая передача». Он хорош во всех жанрах. А уж как мне нравятся «Кони привередливые»! Слова душу наизнанку выворачивают. Я эту песню слушать не могу без слёз.

Знаете, был такой случай. В 1989 году мы с подружками ездили в Москву. Вышли на вокзале, все сразу по магазинам побежали, а я отправилась на могилу Владимира Семёновича. Постояла, помолчала. А потом не удержалась – есть у меня стихотворение, посвящённое ему (вообще, таких много, но тут вспомнилось именно это), вот и стала это стихотворение читать, да так громко. Рядом были люди, которые также пришли к поэту. Они слышали, но я внимания не обращала. Потом, когда дочитала, они спросили, кто я и откуда. Я сказала, что из Пермской области, они оказались из Свердловской. Вот так познакомились. Но я до сих пор вспоминаю то чувство, кажется, я читала так громко, что даже сам Высоцкий слышал. Иногда думаю, если бы довелось с ним встретиться когда-нибудь, я бы спросила: «Вы помните 24 июля 1989 года?»

– Во многом согласна с Вами. Высоцкий действительно был и остаётся любимым многими, вне зависимости от возраста. А кто-то, кроме него, тронул Ваше сердце?

– Люблю, наверное, всех бардов. За то, что у них не тексты, а именно стихи. В каждом стихе – мысль.

– Елена, Вы так много говорите о глубоких мыслях других поэтов, о нужных книгах. Всё же любопытно, а Ваше отношение к жизни, если хотите, Ваше жизненное кредо?

– Так сразу и не скажешь. Пожалуй, главное – в умении посреди постоянной спешки остановиться и оглянуться, задуматься… ведь мы постоянно летим куда-то, не замечая в этом того, что годы уходят, жизнь заканчивается, а что мы успели? Что сделали?..

– Да, трудно не согласиться.

– А я всё-таки несерьёзный человек, видимо. Говорю Вам эти слова, а у самой в голове – Ильф и Петров. Помните, у Остапа Бендера спросили: «Ваше жизненное кредо?» А он ответил: «Всегда». Честно, я без юмора, без смеха не могу. Даже анекдоты собираю. Очень люблю Задорнова. Юмор искромётный и глубокомыслие – всё в одном.

Да, не сказала, в классической литературе мне из прозаиков нравятся Чехов и Бунин. А так, повторюсь, всё люблю.

– А если говорить о других предпочтениях, или, кроме поэтов-писателей, никто не интересен вообще?

– Почему? Люблю хорошие фильмы. Здесь предпочтение отдаю советским. Иностранные категорически отказываюсь смотреть. Не вижу в них смысла, души, что ли… Чаще в них всё ненастоящее.

Если говорить о шоу-бизнесе, люблю Лолиту Милявскую. За откровенность. Кажется, у неё вообще нет никаких секретов ни от кого. Удивительно открытый человек. И, думаю, такому человеку я тоже могла бы всё выложить без прикрас.

– Неожиданно…

– Да, вот так. А ещё жить не могу без кроссвордов. Я их специально выписываю целыми толстыми журналами, наряду с другими книгами. Вот и сейчас на столе лежит журнал в 243 страницы. 160 из них уже разгаданы.

– Не перестаю удивляться. Теперь понятно, откуда берутся Ваши стихи. Они – это Вы на бумаге. Порой непредсказуемые, иногда лиричные, где-то может проскользнуть юмор, даже сарказм – всё как в жизни.


Это тоже интересно8 мартаОт строителя до диджея. Губахинец Сергей Палатов сделал музыку своей профессией

Текст:
Фото:
Смотрите также
Реклама и объявления

На сайте mediakub.net

26 000+

человек в месяц

В газете "Уральский Шахтер"

4 200

экземпляров - тираж за неделю

В группах "Губаха - Точка роста" в социальных сетях

8 000+

человек - суммарное количество подписчиков

Разместить рекламу